До Форума
 

Сфера труда и социальная защита в поствирусный период: поиск новых места и роли

Пятница, 10 Апреля
18:15 - 19:15

Участники дискуссии обсудят, какие изменения претерпят трудовые отношения и взаимосвязанная с ними система социальной защиты после завершения пандемии.

Коронавирусная инфекция, масштаб и скорость её распространения, беспомощность ряда межгосударственных и национальных органов в противостоянии наступлению пандемии сформировали однозначный общественный запрос на социальную солидарность, ярко продемонстрировав несостоятельность курса на индивидуализм, эгоизм, гедонизм и сервисную роль государства (государство услуг), которое не справилось со столь масштабным и опасным вызовом.

Рынок труда, трансформирующийся под влиянием процессов роботизации/диджитализации, получил новый мощный удар со стороны коронавируса. Этот удар существенным образом ускорит процессы кардинальной трансформации трудовой сферы.

Сотрётся ли грань между наймом, подрядом и подённой работой?

Станет ли доминантой «удалённая занятость» – работа на дому или в ином «он-лайн» режиме вне офиса, которая в условиях пандемии была вынужденной, а в поствирусный период может стать нормой, поскольку позволяет работодателям  существенным образом экономить на издержках (аренда офиса и затраты на его эксплуатацию, транспортные расходы и т.п.) и контрольных функциях (внутренний трудовой распорядок, дресс-код и т.п.)?

Существуют экспертные точки зрения, что вирусный кризис подвигнет предпринимателей к тому, чтобы перенести оплату с процесса труда на результат труда, что ближе не к постоянному найму к разовому подряду и подённой работе.

Наем сохранит смысл только как способ удержания работодателем квалифицированных кадров – для них это будет привилегией в виде постоянного (гарантированного) найма. Остальным гражданам - подряд (на время конкретного проекта) или подённый найм.

Уйдут в прошлое такие понятия, как рабочая неделя или рабочий день. Ведь если важен уже только продукт, а не процесс его производства, время и место работы никого интересовать не будут. При этом рождение и воспитание детей перестанет быть основанием для прерывания профессиональной карьеры, их достаточно просто можно будет совмещать с работой.

Облачная организация труда, контроль результата вместо контроля процесса, кардинальное упрощение трудовых соглашений сделают ненужным содержание раздутых бэк-офисов. В результате всех изменений численность офисных сотрудников может сократиться в отдельных случаях на треть. Работодатель предпочтёт нанимать только результативных людей.

Это остро поставит вопрос, что делать с невостребованными людьми. Не исключено, что даже российская экономика, до этого избегавшая существенной безработицы, столкнется с этой проблемой.

Человек в поствирусной реальности окажется невостребованным на новом рынке труда не потому что он не обладает необходимыми знаниями, навыками и умениями, а в силу своей избыточности в результате сокращающегося спроса на живой труд, обременённый необходимостью социальных гарантий.

Эксперты считают, что такое явление станет очень похожим на безработицу промышленных рабочих в первой половине ХХ века, когда потеря работы воспринималась как социальный вызов, от которого необходимо будет защититься новым общественным договором между государством, бизнесом и трудом.

В результате этого доминирующей идеей в развитии социальной защиты может стать хорошо известная в мире концепция гарантированного безусловного (универсального) базового дохода.

В настоящее время фундаментом системы социальной защиты населения является обязательное социальное страхование, однако финансово-правовой механизм общественно-солидарного страхования социальных рисков эффективен для рынка труда, на котором преобладает найм рабочей силы. Этот механизм многие годы пытались искусственно натянуть на подрядные работы, игнорируя при этом многие социальные дисбалансы в области прав и обязанностей. Например, хотя лица, работающие в порядке подряда, страхуются, тем не менее, защита от временной нетрудоспособности к ним не применяется, поскольку сам человек определяет, когда и как он выполнит данное ему задание. Применительно же к подённой работе социальное страхование совершенно не подходит.

Если, как это прогнозируется экспертами, пандемия усилит высвобождение работников без способности рынка труда их абсорбировать, тогда обязательное социальное страхование, как фундамент системы социальной защиты, необходимо будет заменять на безусловный базовый доход. При этом обязательное социальное страхование не исчезнет совсем, а существенным образом сузит сферу своего охвата, как по кругу застрахованных (высококвалифицированные специалисты), так и по видам страхования (если работник работает в условиях удалённой занятости, то ему не нужен больничный лист, не возникнет ответственности работодателя за несчастный случай, произошедший с работником дома или на улице).

Тем самым неизбежно изменится и содержание общественного договора в социально-трудовой сфере. Сейчас этот неписаный договор исходит из того, что каждый человек работает, прежде всего, чтобы прокормить себя и свою семью, а также поддержать (воспроизвести) свою способность к труду, которая его кормит, является источником его жизнеобеспечения.

Когда человек не может работать в силу нетрудоспособности или отсутствия работы его защищает от потери дохода работодатель (при посильном участии его самого) через посредничество государства (система обязательного социального страхования) либо его напрямую защищает государство через налоги (бюджетное социальное обеспечение). Когда человеку трудно работать или его семейные обязанности чрезмерны, либо он попал в тяжёлую жизненную ситуацию, то государство помогает или поддерживает его также через бюджетную систему социального обеспечения.

В поствирусный период эти привычные нам постулаты социальной защиты придётся переосмыслить и пересмотреть.

В парадигме безусловного базового дохода - человек работает не для того, чтобы заработать себе на жизнь и своей семье, а для того, чтобы занять себя каким-либо делом, соответствующим его наклонностям и интересам, чтобы недесоциализироваться в условиях безделья. Если дохода от такой деятельности не хватает на обеспечение стандартной жизни его и его семьи, то вне зависимости от состояния его трудоспособности и нахождения в трудной жизненной ситуации, ему государство будут выплачивать безусловный базовый доход не ниже установленного в конкретном обществе социального стандарта.

Таким образом, применительно к обязательному социальному страхованию пандемия не меняет вектор его развития, а усиливает вектор, заданный роботизацией/диджитализацией.

Бизнес в массовом порядке просит у государства снижения т.н. «фискального бремени», под которым предпринимательское сообщество понимает не только налоги, но и страховые взносы на цели обязательного социального страхования. Если это произойдёт в каком-либо объёме, то неизбежно повлечёт за собой сокращение доходных источников для осуществления социальной защиты населения, которые и в настоящее время нельзя считать достаточными по причине отсутствия докризисных темпов роста совокупного фонда оплаты труда.

Это, в свою очередь, неизбежно потребует переосмысления форм, видов и финансовых механизмов осуществления социальной защиты.  Вырабатывая совместно с государством новый общественный договор о системе социальной защиты населения институтам гражданского общества, прежде всего профессиональным союзам и объединениям работодателей, предстоит решить, какие формы и виды социальной защиты оставить, какие потребуется разработать и ввести впервые и из каких источников их оптимально было бы финансировать (исходя из особенностей того или иного вида социальной защиты).

Участники дискуссии обсудят, что целесообразно оставить за системой обязательного социального страхования.

Существует точка зрения о том, что в данном формате целесообразно осуществлять только те виды обеспечения, которые имеют своей целью компенсацию работнику утраченного или значительно сократившегося дохода от его трудовой деятельности (старость, инвалидность, болезнь, беременность и роды, уход за малолетним ребёнком, потеря кормильца). Данные виды социальной защиты носят возмездный характер, то есть величина выплат работникам соизмеряется с величиной страховых отчислений из заработной платы.

Что касается рисков возникновения у гражданина чрезвычайных расходов социального характера (нуждаемость в медицинской помощи, включая лекарственное обеспечение, нуждаемость в постоянном постороннем уходе, расходы в связи с рождением и в связи с погребением человека), то в условиях сокращения доходных источников системы обязательного социального страхования защиту от указанных рисков целесообразно отнести к прямым полномочиям государства и финансировать их из бюджета.

Страховая медицина во всем мире не смогла выдержать краш-тест пандемии коронавируса. Система, когда медицинская помощь является бизнесом, сферой коммерческих конкурентных услуг, полностью провалилась. Вирусная война и опасность её периодического возобновления показала, что эффективно ей может противостоять только централизованная государственная система здравоохранения. В РФ огромные исторические традиции такой системы, элементы которой (например, санитарно-эпидемиологическая служба) сохранились до настоящего времени. Более того, в РФ, медицинская помощь по Конституции РФ является бесплатной, а основной корпус врачей представляют не частные доктора, а наёмные работники бюджетной сферы. Медицинские учреждения в подавляющем своём большинстве – это государственные или муниципальные учреждения. К кругу застрахованных в ОМС относятся не только работающие граждане, но и неработающие граждане, отсутствие страхователя у которых замещает субъект РФ по месту их жительства. В такой ситуации оплачивать деятельность медицинских учреждений целесообразно непосредственно из бюджета соответствующего уровня, что существенным образом упростит механизм финансирования и сократит излишние транзакционные издержки (например, оплату агентских услуг страховых медицинский организаций, которые незначительно воздействуют на качество оказания медицинской помощи). Медицинская помощь, организованная через страховую модель, имеет естественные ограничения по кругу лиц и размеру возмещения, которые не существуют при бюджетном финансировании здравоохранения. В условиях постоянно возникающих пандемий и эпидемий это критично важно.

Участники дискуссии обсудят интересный международный опыт (КНР) по введению социального цифрового рейтинга граждан, который позволит осуществлять цифровой контроль за жизнедеятельностью граждан, на основании которого принимаются меры стимулирования (поддержки), социальной защиты или ограничения в правах и свободах человека и гражданина.

В процессе осуществления социальной защиты необходим переход на преимущественно проактивный цифровой порядок предоставления  «денежных» социальных выплат (пособия, выплаты, компенсации, денежные сертификаты), цифровой контроль за застрахованными и страхователями, на основании которого  будет осуществляться  реализация мер стимулирования (поощрения), дестимулирования (наказания) страхователей и застрахованных,  и разрешение правовых конфликтов (онлайн) («социальный цифровой юрист»). Единая цифровая среда доверия: страхователь – застрахованный – страховщик – суд – приставы.

Будет ли воздействие вируса иметь временные или долгосрочные последствия?

Повлечёт ли трансформация трудовых отношений под воздействием этих двух процессов изменение системы социальной защиты (выработки нового общественного договора)?

Как всё это будет происходить?

Это главные вопросы, которые обсудят участники дискуссии.

Модератор

Воронин Юрий Викторович

Главный финансовый уполномоченный

Спикеры

Кигим Андрей Степанович

Председатель, Фонд социального страхования Российской Федерации

Лютов Никита Леонидович

Заведующий кафедрой трудового права и права социального обеспечения, Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

Сафонов Александр Львович

Профессор кафедры управления персоналом и психологии, Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации


* В программе возможны изменения