До Форума
 
На ПМЮФ обсудили, каким должно быть синдицированное кредитование

На площадке IX Петербургского Международного Юридического Форума обсудили новый закон о синдицированном кредитовании. Встреча прошла в формате баттла, где две команды дискуссионной сессии говорили о том, как должны осуществляться права кредиторов при дефолте заемщиков: совместно или по отдельности.

Модератором сессии «Синдицированное кредитование в России: один за всех, а все за одного?» выступила заместитель Председателя Правления АО «Газпромбанк» Елена Борисенко.

«Вопрос синдицирования кредитования в России, хоть он и узкоспециализированный, касается каждого. Не так давно в России был принят закон о синдицированном кредитовании, которого все долго ждали и, который тут же подвергся большой критике, потому что зачастую серьезная законодательная инициатива является частью большого компромисса. Мне хотелось бы остановиться на важных вопросах, которые, на наш взгляд, являются самыми дискуссионными по итогам принятия этого закона», – сказала Елена Борисенко, открывая обсуждение.

Команда компании «Линклейтерз СНГ» высказалась за совместное решение проблемы при дефолте заемщика, то есть, за «синдикатную демократию». «Одна из основных причин объединения банков в синдикаты – это то, что отдельный банк не может предоставить все финансирование и не может взять на себя соответствующие риски. А заемщику гораздо удобнее вести переговоры с группой кредиторов и выработать одни условия для всех. Ему также нужна защита от неадекватного поведения отдельного кредитора, который может начать действия, противоречащие его интересам. Зачем синдицированный кредит нужен кредиторам? Они хотят разделить между собой риски проекта, получить больше залогов. Ради этих выгод кредиторы готовы поступиться рядом своих прав, передавая их кредитному управляющему, который действуют в интересах всех кредиторов», – сказала советник «Линклейтерз СНГ» Юлия Воскобойникова.

«Конечно, у них могут быть разные точки зрения на реализацию проекта, могут быть разные отношения с заемщиком и так далее. И их интересы нужно сбалансировать, исходя из принципа синдикатной демократии, где решения принимаются большинством голосов. Как правило, это квалифицированное большинство и кредиторы голосуют, исходя из их доли в кредите», – добавила она.

Начальник управления по сопровождению процедур банкротства и взысканию проблемной задолженности ПАО «НК «Роснефть» Рустем Мифтахутдинов отметил важный недостаток такого подхода – большинство может ошибаться. В таком случае, если один кредитор знал правильное решение, например, о том, что компанию заемщика можно спасти, то он заведомо проигрывает остальным участникам синдиката, проголосовавшим за банкротство.

«Самый сложный вопрос в синдикате: как быть, если большинство заблуждается. Если большинство идет к обрыву, а один миноритарий знает, что там обрыв и туда идти не нужно. Вот как разрешить эту ситуацию? Совершенно справедливо в ходе дискуссии участники отметили, что без процедуры реструктуризации здесь никуда. Очевидно, что банкротный суд должен разрешить этот товарищеский квази-корпоративный спор между участниками синдиката. По сути, надо оценивать, а есть ли вообще предпосылки к реструктуризации. И суд может прийти к выводу, что, скорее всего, банкротство нужно в рамках процедуры реструктуризации, и скажет, что меньшинство право, или наоборот», – объяснил Рустем Мифтахутдинов.

Другой взгляд на подход к проблеме высказала команда компании «Иванян и партнеры», представители которой считают, что в случае дефолта заемщика участник синдиката имеет право в индивидуальном порядке требовать вернуть кредит, не оборачиваясь на мнение большинства.

«По сути, требование каждого кредитора к заемщику является индивидуальным, равно как и обязанность предоставить часть синдицированного кредита пропорционально своему участию в нем является самостоятельной. Соответственно, между каждым кредитором и заемщиком складываются индивидуальные взаимоотношения. Единственное, что объединяет требование всех участников синдицированного кредита, – это единые условия финансирования, а также правила действия в отношении с заемщиком через кредитного управляющего. Тем не менее, требования кредиторов остаются индивидуальными, и он имеет право требовать выданный кредит назад. Логично, что принудительное исполнение будет допустимо только после объявления дефолта синдикатом кредиторов», – высказал точку зрения старший юрист «Иванян и партнеры» Дмитрий Кузьмин.

Старший управляющий директор ВЭБ.РФ Роман Фомин считает, что в спокойное время кредиторы и заемщики должны договориться, как они будут действовать при наступлении кризиса: вместе или сообща.  «Если существуют серьезные дискуссии и возникают диаметрально противоположные точки зрения, безусловно, базовое решение – это отложить принятие вопроса. Для таких подходов часто используется и предоставляется законом возможность предусмотреть, чтобы стороны в договоре изначально определили, как они будут действовать на период войны – когда будет дефолт. Если они не могут договориться заранее. Но в таких случаях договориться действовать совместно или раздельно будет сложно, на мой взгляд. Тем более, учитывая, что у нас рынок синдикации сейчас небольшой, потребность в нем огромна, а практики пока нет», – высказался Роман Фомин.

Позицию «не откладывать решение вопроса в долгий ящик» высказал вице-президент – начальник департамента АО «Газпромбанк» Иван Дунь. «Сам по себе инструмент диктует то, как должны приниматься ключевые решения. В принципе, основополагающий принцип синдицированного кредита заключается в том, что участники действуют сообща. Здесь несколько раз прозвучало, что рынок маленький, объем кредитов небольшой. Так в этом-то и проблема. И для этого необходимо принять полноценный закон, а не усеченный, половинчатый, который только частично соответствует мировым практикам. Это необходимо сделать, чтобы этот рынок развивался, а не находился в полузамороженном состоянии и вынуждал резидентов, участников российского рынка, заключать сделки по иностранному праву, потому что российское накладывает большое количество ограничений. На мой взгляд, основная проблема при раздельном принятии решения возникает, когда дело доходит до дефолта. По сути это та ключевая стадия, когда на кону иногда стоит существование компании, и очень часто это очень крупные, порой системообразующие бизнесы», – подвел итог Иван Дунь.

По результатам обсуждения вопроса арбитр баттла Рустем Мифтахутдинов объявил результаты дискуссии. «Мое решение в пользу компании «Линклейтерз СНГ», а в процессуальном баттле победила компания «Иванян и партнеры», – заявил спикер.