До Форума
 
Премия ПМЮФ

Дайджест 18

Представляем Вашему вниманию восемнадцатый выпуск информационного дайджеста Петербургского Международного Юридического Форума!

Подписка на регулярную рассылку доступна по ссылке.


На Форум уже зарегистрировались представители Белоруссии, Великобритании, Германии, Индонезии, Италии, Киргизии, Люксембурга, России, Франции, Швейцарии и других стран

Новости Форума

читать далее...

На сайте открыт регулярно обновляемый раздел Среди участников. Сегодня мы рады представить одного из участников Форума - Рено Сорьеля.

Рено Сорьель является Директором Отдела права международной торговли Правового бюро ООН, которое функционирует в качестве независимого секретариата при Комиссии ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ). Восьмой Секретарь ЮНСИТРАЛ. В должность вступил 1 октября 2008 г.

С момента начала своей работы в секретариате ЮНСИТРАЛ в 1989 г., г-н Сорель является активным участником рабочей группы ЮНСИТРАЛ по международным платежам, которая подготовила типовой закон ЮНСИТРАЛ о международных кредитовых переводах. Также служил Секретарем рабочей группы ЮНСИТРАЛ по электронной торговле, разработавшей типовой закон ЮНСИТРАЛ об электронной торговле, а также типовой закон ЮНСИТРАЛ об электронных подписях. С 2002 г. является Секретарем рабочей группы ЮНСИТРАЛ по арбитражу и согласительной процедуре. С 2005 г. занимает должность Главного юриста, Председателя законодательного органа Отдела права международной торговли.

Г-н Сорьель имеет степень специалиста по частному праву Университета Пантеон-Ассас (Paris II). Также выпускник Института политических исследований (Париж) и Национальной школы по подготовке и совершенствованию судебных работников. Член французского судейского сообщества с 1981 г. В 1981-1985 гг. работал в качестве мирового судьи в судах первой инстанции; впоследствии был назначен сотрудником Отдела по международному уголовному праву в Министерстве юстиции (1985-1987). В 1987-1989 гг. занимал должность Главы Юридического департамента в Генеральном директорате по энергетике и горной промышленности Министерства промышленности Франции.


Инновации, управление проектами и менеджмент знаний на новом конкурентном юридическом рынке

Продолжение интервью с Роном Фридманном

читать далее...

Продолжение интервью с Роном Фридманном, юристом, проработавшим более 20 лет на рынке юридических услуг. У Рона обширная практика в консалтинге юридических фирм, а также опыт работы в крупных юридических компаниях (Mintz Levin и Wilmer Cutler) и в двух компаниях, занимающихся разработкой программного обеспечения для юридических фирм в качестве специалиста по маркетингу. Сейчас Рон работает в консалтинговой фирме Fireman & Company, специализирующейся на управлении проектами в юридической отрасли, а также ведет свой блог на сайте Prism Legal Consulting.

Возвращаемся к Вашему утверждению о том, что корпоративному юристу и клиенту хоть и не обязательно отслеживать все действия нанятой юридической фирмы, но необходимо иметь возможность вмешаться, если что-то пойдет не по заранее оговоренному плану. Как вы считаете, может ли клиент задать вопрос: «Почему вы используете именно это технологическое решение по обработке данных, а не другое?» И может ли клиент отказаться от услуг той или иной фирмы, если она не использует важные, на его взгляд, технологии?

Я думаю, что вы пытаетесь найти ответ на два ключевых вопроса: (1) можем ли мы сравнивать эффективность фирм, принимая во внимание технологии, которые они используют, и, (2) если можем, как распорядиться клиенту этой информацией.


На мой взгляд, заказчики плохо справились с оценкой эффективности фирм в этом разрезе. Несколько лет назад я писал в своем блоге о системе электронного расчёта, в частности, о личном разочаровании в нем. Электронный расчет подчиняются в лучшем случае механическим правилам. Например, в выпадающем списке в программе у вас есть два юриста, а письмо-обязательство предполагает указание только одного. Главный юрист компании не сможет использовать эти данные в оценке экономической эффективности юридической фирмы, прибегая лишь к электронным расчетам – в них этого не отражено. Вопрос: «Можете ли вы сделать сравнительный анализ ваших фирм, чтобы попытаться оценить, какие являются более эффективными?» возникает тогда, когда вы собираете много данных, через систему ли электронных расчетов или через другие технологии по управлению проектами в течение длительного времени.

Это требует огромных усилий, но вознаграждение последует. Многие юридические департаменты не уделяют должного внимания анализу эффективности привлекаемых фирм и соответственно не располагают информацией, которая позволит улучшить показатели работы.

Электронные расчеты можно сравнить с зеркалами заднего вида в автомобиле, в то время как управление проектами – это вид через лобовое стекло. Мониторинг работы фирмы – это задача корпоративного юриста. И что более важно, юрист должен быть голосом компании в плане соответствующего принятия решений с поправкой на риск, а также следить, чтобы нанятая фирма всегда была осведомлена о предстоящем объеме работ, которые запланированы компанией-клиентом.

Основные вопросы таковы: «Сколько правовых исследований мне сделать? Сколько открытий я делаю в спорном вопросе? Как провести дью дилидженс в сделке? Сколько положений есть в договоре?» Главный юрист должен обнародовать эти решения для внешних консультантов; в свою очередь, главный юрист должен получить ясность от заказчика внутри компании.

Я пойду еще дальше и скажу несколько слов по теме, которую я недавно проработал и которую условно можно обозначить как вопрос: «Можем ли мы использовать меньше права?» Стоимость юридических услуг достаточно высока, так что корпоративные юристы должны спросить себя, что это за риск, от которого я защищаю компанию и какой объем работы я должен отдать нанимаемой юридической фирме, чтобы этот объем был оправдан в терминах эффективности.

Определение правильного объема отчасти делегируемой работы зависит от степени вашей подверженности риску. В некоторых случаях разумно сказать: «Нам совершенно не нужен для этого юрист, так что не делайте план проекта и не нанимайте соответствующего специалиста, потому что мы готовы взять на себя риск». Управление проектами помогает в этом, но вы должны четко следовать определенным принципам принятия решений, допуская возможные риски, а не просто тратить деньги с ложным чувством комфорта, который говорит: «Поскольку сейчас я вижу, как тратятся средства, это нормально». Главный юрист должен спросить: «Должен ли я сначала заплатить, а только потом проверить, были ли они потрачены эффективно?»

Я предполагаю, что результатом этого становится сокращение масштабов бизнеса консалтинга, компании реже прибегают к внешним консультантам в связи с меняющимися бизнес-моделями и так далее. Но, как Вы сказали в начале интервью, в юридических фирмах есть сопротивление изменениям, потому что, как многие говорят, в том числе Ричард Сасскинд недавно заявил на конференции, «довольно трудно убедить комнату, полную миллионеров, в том, что они ведут бизнес не так».

Сейчас в юридических фирмах меньше новых миллионеров, так что я думаю, это то, что в конечном итоге приведет к изменениям. У нас был период до 2008 года и в США и в Великобритании, а также в Австралии и Канаде, когда не имело значения, что делали юристы. Если вы - приличный юрист и предоставляли сносные услуги, у вас было много клиентов, и вы могли вполне преуспевать, на этом спасибо.

Теперь же мы видим фирмы, избавляющиеся от партнеров, лишающие партнеров акций, и в некоторых фирмах, как я думаю, юристам будет трудно поддерживать уровень прибыли. Они постоянно беспокоятся о потере своих «благодетелей», поэтому увеличивается количество внешних партнеров, что создает определенное давление.

Также существует разрыв между поколениями, учитывая характер партнерских структур, где партнеры определенного возраста, скажем, 50, 55 или 60, думают, что могут продержаться еще пять, десять, пятнадцать лет, прежде чем ситуация действительно изменится. Те, перед кем уже маячит пенсия, не могут быть настроены на изменения.

Но если я молодой партнер, мне 35-40 лет и у меня впереди двадцать с лишним лет карьеры, я мог бы посмотреть на мир и сказать: «Долго это не продлится – мы должны это изменить». Но обладают ли младшие сотрудники в фирме правом голоса? И как примирить мотивации младших партнеров с мотивациями старших партнеров? Это нелегко.

А в отношении «комнаты, полной миллионеров» - мне кажется, изначально это сказал Дэвид Майстер – единственным способом сохранить партнерскую прибыль являлось лишение партнеров акций. Даже в фирмах, где они лишили партнеров акций, если спрос остается небольшим, затраты продолжают расти, а ценовое давление продолжается, они не могут быть миллионерами навсегда. Но надежда также умирает последней, поэтому эта проблема все еще существует.

Наконец, с точки зрения управления знаниями, чем Вы занимаетесь с Fireman & Company в этом отношении, и насколько важно управление знаниями сейчас? Насколько это связано с управлением проектами?

Конечно, у меня предвзятое отношение, поскольку я проделал довольно много работы в области управления знаниями. С развитием альтернативных схем оплаты, особенно фиксированных платежей, я думаю, интерес к управлению знаниями возрос, потому что, как только фирмы сталкиваются с необходимостью сокращения расходов для получения дополнительной стоимости, особенно значимой становится способность подметить ноу-хау и эффективно использовать его повторно. Мы видим все больше фирм, обращающихся с просьбой помочь им со стратегиями управления знаниями, а также с процессами и технологиями вокруг него.

Существует небольшая разница в этом вопросе между США и Великобританией. Великобритания по-прежнему обладает большим количеством профессиональных юристов, чем США. США ценят автоматизацию, так что мы видим все больше и больше фирм, адоптирующих корпоративный поиск в качестве основной технологии для решения некоторых задач по управлению знаниями, таких как поиск продукта или определение месторасположения опытных юристов. Некоторые фирмы пойдут дальше, чтобы преобразовать это ноу-хау в более кристаллизованное, которое может быть доставлено по интерактивной экспертной системе непосредственно клиентам. Я думаю, это является хорошим предзнаменованием для управления знаниями, в качестве одного из подвижных элементов системы, который помогает юридическим фирмам увеличить свою эффективность.

Что касается связи с менеджментом юридических проектов, это больше связано с людьми, по крайней мере, в США и Канаде. Многие из тех, кто ведет менеджмент юридических проектов в США и Канаде оказываются профессионалами в области управления знаниями. У меня есть собственная гипотеза на этот счет, но по сути, они не являются смежными дисциплинами. Если вы составляете план проекта, и у вас есть ресурсы для управления знаниями, которые могут позволить вам сформировать план проекта с более низкой стоимостью, связь между этими областями появляется, но связь эта не прямая. Это скорее имеет отношение к тому, что люди, осуществляющие управление знаниями, имеют навыки в различных дисциплинах. Они часто являются юристами или людьми, которые проработали с юристами достаточно времени, чтобы знать, как юристы работают, используют технологии, как функционирует юридическая фирма, и институционально они имеют лучшие возможности, чтобы предложить новые инициативы по управлению проектами.

Многие конференции по управлению знаниями по-прежнему называются «конференции по управлению знаниями», но они в равной, если не в большей, мере касаются менеджмента проектов, и речь больше идет о ценах и улучшении ценообразования, чем о традиционном управлении знаниями.

Эти многосторонние специалисты по управлению знаниями, которые могут быть юристами или просто людьми, которые много работали с юристами, как вы думаете, будут ли они важны в этой новой эре права, где - особенно в случае корпоративных юристов – такие вещи, как управление знаниями, управления проектами и использование технологий так значимы?

Да, абсолютно. Мы перешли из эпохи, когда достаточно было быть хорошим юристом, иметь хорошие результаты и сносно обслуживать клиентов, чтобы быть успешным и оставаться миллионером, к эпохе конкуренции и качественным изменениям на рынке. Сегодня, со всеми давлениями и снижением спроса, при необходимости отличаться от других фирм с помощью инноваций, важны не просто юридические навыки. Клиенты предполагают, что среди большого количества юридических фирм они найдут квалифицированных практиков, которые принесут хорошие результаты, так что теперь они ищут лучшего менеджмента, лучшего процесса, больше пользы – и эта польза может заключаться в более низкой стоимости, или в доступе к управлению знаниями или в секондменте. Эта польза может быть в том, что юристы, с которыми клиенты имеют дело, обладают более глубокой информацией об их компаниях и отраслях, чем это было прежде.

И делать все это (я ненавижу называть их «дополнительные функции», потому что именно так думают юристы, в то время как другие предприятия и другие организации уже давно воспринимают это как должное, как часть их основной службы), перевести это в разряд основных способов оказания правовых услуг – невероятно значимо. И часто это требует поиска профессионалов, которые не обязательно являются квалифицированными юристами, хотя имеют представление о праве. На самом деле, недавно я увидел сообщение в блоге другого консультанта, в котором шла речь о поиске талантов в новую эру, и буквально говорилось, что юридические фирмы должны нанимать профессионалов с неюридическим образованием, которые смогут помочь со всем остальным.

Компетентность и умения сотрудников юридической фирмы, конечно, улучшились за последние двадцать лет, что является хорошей новостью. Если вернуться в 1980-е, ИТ-директора часто были секретарями, лучше всего разбиравшимися в обработке словесной информации, финансовые директора часто занимались бухгалтерией. Сегодня в этих областях директор по информационным технологиям имеет ИТ-обязанности, финансовые служащие – обычно являются аудиторами, и есть внешние маркетологи. Эти изменения не связаны напрямую с тем, о чем мы говорим, но они предлагают все большее количество новых профессиональных дисциплин в рамках юридических фирм. Успешные юридические фирмы нуждаются в новых кадрах не только для работы самой фирмы, но и для предоставления юридических услуг таким образом, чтобы удовлетворить клиентов.

© 2014 Ron Friedmann. Все права защищены.

© ООО «Конференц-центр «Петербургский Международный Юридический Форум», 2015 (перевод на русский язык)


В следующем выпуске дайджеста:

В следующем выпуске дайджеста, который выйдет 11 февраля, мы представим новую рубрику о явлениях и тенденциях в моде и стиле с юридическим акцентом и расскажем о ходе подготовки к V ПМЮФ.